Реальные доходы населения опять падают

Премьер-министр России Дмитрий Медведев поручил правительству провести комплексный анализ падающих пятый год подряд доходов населения и определить приоритетные меры по их увеличению.

По данным Росстата, в прошлом году реальные доходы россиян упали еще на 0,2%, а накопленным итогом за последние 5 лет люди стали беднее на 12%. На конец года лишь 11,9% граждан РФ имели ежемесячный доход выше 60 тысяч рублей. Более половины — 55,2% — жили на сумму, не превышающую 27 тысяч рублей в месяц.

37% получали меньше 19 тысяч рублей. Каждый четвертый — 23,2% — имел месячный доход ниже 15 тысяч рублей, а каждый восьмой находился за чертой официальной бедности, получая не больше 10 тысяч рублей в месяц.

Причем, в первую очередь люди теряют доходы от собственности (к примеру, банковских депозитов) и предпринимательства, констатируют аналитики: средний класс вымирает вместе с малым бизнесом.

За год российская экономика лишилась еще 6% малых и средних предприятий, а 233 тысячи человек, занятых в секторе МСП, потеряли работу. Зато доля доходов населения, полностью зависящих от бюджета, достигла 34% (22% в 2008 году). Это и работники госпредприятий, и пенсионеры, выплаты которым за год сократились на 2,4% в реальном выражении из-за ускорения инфляции, съедающую прибавку от индексации..

Рост реальных зарплат (на 6,8%), по мнению экспертов, «лукавый показатель». Так, повышение зарплат бюджетников прошлой весной, сопровождалось массовым сокращением штата и переводом на неполный день врачей, медработников и учителей. Номинальная зарплата в договоре при этом повышается, но реальных денег люди не видят. Количество таких работников выросло на 7,9% в образовании, на 8,6% — в здравоохранении, на 11,2% — в организациях культуры и досуга. Причем, 35% младшего медперсонала, 10% научных сотрудников, 8% работников культуры было уволено.

Падение доходов остановить не удастся, по итогам года они упадут еще на 0,5, в связи с повышением НДС, которое уже весной ускорит инфляцию до 5-6%.

Ситуацию комментирует телеграм-канал Мысли-НеМысли:

«Дмитрий Анатольевич, ну как же так? Ведь всего пару месяцев назад гордо констатировали перелом тренда на падение доходов.

Вряд ли что-то изменится после этого анализа, но хорошо хотя бы то, что не забывают. При этом о падении реальных доходов до сих пор никто предпочитает не говорить: ну выпустил там Росстат что-то, ну в одном документике МЭР еще было это, ну и ладно, было и было, зачем прошлое ворошить.

С большой вероятностью ситуация с реальными доходами должна начать стабилизироваться во второй половине года, но падение по итогам года, скорее всего, все же будет. Основная проблема с реальными доходами – постоянный и сильный рост обязательных платежей, особенно по кредитам и услугам ЖКХ. Здесь мы вновь возвращаемся к теме чрезмерного роста кредитования.

И если платежи по ЖКХ сложно как-то ограничивать, они в любом случае будут расти темпами, схожими с уровнем инфляции, то вопрос кредитования встает еще более остро. Фактически, правительству теперь предстоит придумать вместе с ЦБ способы жесткого ограничения темпов роста кредитования, добиться снижения кредитной нагрузки на население или по крайней мере не дать расти. Поэтому нужно ужесточить выдачу кредитов и раздать деньги в рамках социальных программ, о чем говорил недавно президент, да и сам премьер поручил сделать выдачу социальных пособий более адресной.

То есть большинству россиян никакой помощи от государства ждать не стоит, крутитесь сами как хотите, сейчас решаются важные и насущные задачи – как добиться роста доходов «в среднем по больнице», ну и задачу по двукратному сокращению бедности никто не отменял, а это вообще целая эпопея…»

«Зарплаты растут как следствие ограниченного предложения на рынке труда и стагнации рабочей силы»

Первый раз снижение реальных доходов ведомство зарегистрировало в 2014 году — на 0,7%. В 2015-м показатель снизился уже на 3,2%, а 2016-м — на 5,8%. В 2017-м снижение составило 1,2% и в 2018-м — 0,2%. При этом зарплаты в 2018 году продолжали расти — на 6,8%, по оценкам ведомства. Это более чем вдвое больше показателя по итогам 2017 года (2,9%).

По мнению главного экономиста «Альфа-Банка» Наталии Орловой, в этом году динамика доходов, скорее всего, будет слабее, чем в 2018-м: «Это был год электорального цикла, и, кроме того, инфляция в первой половине 2018 года держалась ниже отметки 3% год к году. В 2019 году ускорение темпов инфляции выглядит существенным риском для общей динамики доходов населения». Рост зарплат (не доходов) не только в номинальном, но и в реальном выражении продолжится, как это происходило в предыдущие годы, полагает эксперт.

Доцент РЭУ им. Г.В. Плеханова Людмила Иванова-Швец предполагает, что положительной динамики реальных доходов в 2019 году ждать не стоит. Хотя в 2017 и 2018 годах правительство приняло меры, которые немного замедлили их снижение (единовременная выплата пенсионерам, индексация заработных плат, повышение минимального размера оплаты труда до прожиточного минимума), выйти из отрицательных значений не удалось, говорит Иванова-Швец. Рост, даже если он и произойдет, будет минимальным — 0,1—0,3%. «Параллельно с принятыми мерами для роста доходов правительство приняло ряд изменений, которые оставят планы по росту реальных доходов нереализованными: к таким мерам, прежде всего, можно отнести рост НДС, повышение тарифов, рост стоимости услуг ЖКХ», — уточняет она.

При этом есть некоторые категории населения, зарплаты которых в этом году будут индексироваться: например, номинальные зарплаты работников бюджетной сферы повысятся с 1 октября на 4,3%. Тем не менее, индексация не даст предполагаемого роста реальных доходов, так как она предусмотрена только в lV квартале, продолжает Иванова-Швец. Кроме того, предусмотрены индексации: социальных пособий — с 1 февраля на 3,1%, пенсий для неработающих пенсионеров — с 1 января на 7,5%, государственных и социальных пенсий — с 1 апреля на 0,4%.

Пока зарплаты растут как следствие ограниченного предложения на рынке труда и стагнации рабочей силы, численность которой снизилась на 4% в сравнении с 2007 годом, говорит Наталия Орлова: «Слабый рынок труда — это следствие демографических ограничений. Население России последние 10 лет увеличивалось медленными темпами и сейчас составляет 145 млн человек без учета Крыма. Тем не менее доля населения трудоспособного возраста (от 15 до 65 лет) снижалась со 103 млн в 2010 году (это 72% всего населения России) до 98 млн человек в 2017-м, или 68% населения». Эта динамика отражает старение населения России (доля тех, кому больше 65, продолжает увеличиваться с 2011 года и составляет 14% всего населения России, или 28% рабочей силы). С другой стороны, снижается и доля людей молодого возраста — количество россиян моложе 20 лет сократилось с 44 млн в 1989 году до 31 млн человек в 2012 году и составляет 32 млн человек в 2017-м, уточняет эксперт.

«В теневом секторе производится 39% ВВП»

Ранее первый вице-премьер РФ Антон Силуанов горячо раскритиковал методику подсчета федерального органа статистики, назвав ее «ужасной», а инструментарий — устаревшим. В частности, Силуанова не устроил подсчет реальных доходов населения: «Как он считается, знает, наверное, только Росстат. Качество счета ужасное», — передавало РБК его слова.

«Методики ведомства надо совершенствовать, но в целом я не вижу больших расхождений между теми оценками, которые дает Росстат, и тем, что происходит в действительности», — говорит декан факультета стратегического управления Института бизнеса и делового администрирования РАНХиГС Александр Чеканский.

При этом Росстат не может учесть доходы теневого сектора, но это недостаток вообще статистики, что она может оперировать только теми данными, которыми владеет, продолжает собеседник: «То, что мы не учитываем доходы в теневом секторе — это, конечно, недостаток учета, но вряд ли это можно вменять в вину Росстату. Скорее, это нужно вменять тем органам, которые допускают наличие такого огромного теневого сектора. Ведь, по оценкам, 39% ВВП производится в теневом секторе».

По данным международной Ассоциации дипломированных сертифицированных бухгалтеров, по итогам 2017 года Россия занимает четвертое место в списке самых крупных теневых экономик мира после Азербайджана, Нигерии и Украины.

По словам собеседников «Реального времени», с учетом теневого сектора статистические показатели были бы несколько выше. «Теневой сектор способствует тому, что официальные данные роста реальных располагаемых доходов ниже реального положения вещей. И, скорее всего, если бы доля теневого сектора была ниже, может, и был бы продемонстрирован минимальный реальный рост доходов», — отмечает Иванова-Швец.

В майских указах Владимира Путина есть пункт о необходимости обеспечения устойчивого роста реальных доходов. Пока это трудноисполнимо, говорит Александр Чеканский: «Если удастся обеспечить рост ВВП выше 2%, тогда, может быть, и получится. А в текущей ситуации выполнение этой задачи малореалистично».

По данным мониторинга экономической ситуации в России, выполненного Институтом социального анализа и прогнозирования РАНХиГС и Институтом Гайдара (автор соответствующей статьи — известный специалист в области социально-экономического развития регионов Наталья Зубаревич), в январе — августе 2018 года в 61 регионе РФ реальные доходы населения продолжали падать. Например, в Новгородской, Ивановской, Вологодской, Костромской, Ярославской, Магаданской областях снижение достигало 6—9%. Однако причины такого снижения именно в этих регионах затруднительно определить из-за несовершенства региональной статистики, отметила Зубаревич.

В Севастополе и Республике Крым, по ее данным, доходы показали самый быстрый рост после значительного увеличения объема трансфертов — на 17% и 5% соответственно. «Разнонаправленные тенденции в крупнейших агломерациях находятся в рамках статистической погрешности: в Москве доходы снижались (0,2%), в Санкт-Петербурге слабо росли (0,5%), а в Московской области рост был более заметным (2,0%)», — сказано в публикации.

Среди федеральных округов рост доходов наблюдался только в Южном федеральном округе (1,7%), во всех остальных был спад, и худший результат показал Северо-Кавказский (-1,9%), отмечает Зубаревич в статье. В Приволжском федеральном округе спад в этот период составил 0,6%.

Лейсан Набиева

Экономика

«Когда человек выходит из категории самодостаточных и начинает брать кредиты, его потребление «странным образом» растет»

Нехватка реальных доходов странным образом сказывается на потребительской инфляции: хотя, казалось бы, если у человека реальные доходы падают, он в итоге будет меньше потреблять и покупать. В теории это, возможно, и было бы так. На практике, однако, оказывается иначе. Что и приводит в том числе к росту потребительского кредитования:

— Один из самых простых механизмов заключается в том, что когда люди используют кредитные деньги, они тратят, как правило, больше, чем когда используют свои. И этот эффект странный, но он описан в экономике. Дело в том, что когда человек выходит из категории самодостаточных и начинает брать кредиты, его потребление «странным образом» растет. Это связано и с тем, что люди эти не сильно образованные, они обычно не очень хорошо умеют считать и не понимают, что происходит. Кредит к тому же дает людям ложное ощущение широких возможностей: мол, я захотел что-то, пошел и купил, и мне за это ничего не было! И действительно, рост кредитования у нас достаточно большой, о чем со вздохом говорили наши министры уважаемые, — объясняет Мовчан.

Напомним, с начала лета министр экономического развития РФ заочно на эту тему спорит с главой Центробанка РФ Эльвирой Набиуллиной. Орешкин считает, что «пузырь необеспеченных потребительских кредитов несет риски рецессии». Набиуллина, признавая, что кредитование действительно растет слишком быстро, угрозы в этом не увидела и… призвала правительство заняться как раз повышением доходов населения! Без потребкредитов рост ВВП в первом квартале 2019 года мог бы снизиться до нуля, отметил в пылу спора Центробанк. Орешкин в ответ съязвил: «Интересная получается логика: чем сильнее загоним население в долговую яму, тем лучше». Его поддержал и министр финансов РФ Антон Силуанов, призвав банки кредитовать лучше бизнес, а не население. А Центробанк поддержал Сбербанк, крупнейший банк по размеру розничного кредитного портфеля: никакого пузыря подчиненные Германа Грефа не увидели. Орешкин, однако, уверен, что кредитный пузырь «взорвется уже в 2021 году».

— У нас в стране очень много бедных людей, которые сильно закредитованы, и кредиты они, скорее всего, никогда не отдадут. Их не так много, как на Западе, но на Западе больше людей живут в кредит, они там менее закредитованы с точки зрения их доходов, им легче отдавать, чем нашим людям. И нашим людям поэтому тяжелее, — уверен Андрей Мовчан.

Максим Орешкин уверен, что кредитный пузырь «взорвется уже в 2021 году». Фото kremlin.ru

Поделитесь в социальных сетях:FacebookTwitterВКонтакте
Напишите комментарий